?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
ОПАСНЫЙ ЧЕЛОВЕК в Камчатке
mashnin
Много лет собирался написать что-нибудь про это. Ничего особенного, просто для истории котельной, если кто интересуется. Это не про Цоя, а про жизнь и кино.

Летом 1988 года все наши кочегары поразъехались кто куда, как обычно, остались мы вдвоём с Начальником.




Нет, для начала всё же надо рассказать о самой работе немножко.

В котельне было три котла. Если смотреть на них от входа, то слева, напротив двери, был паровой котёл – как раз летний, а средний и правый назывались водогрейные. Их топили весь отопительный сезон.

Конструкция у них была разная.

Паровик работал без моторов. От него нагревались два больших бойлера в бойлерной, в которую был отдельный вход со двора.
Летом по ночам не топили, только днём, и смена была примерно с 12:00 до 18:00. То есть надо было нагреть воду к приходу общежитских девиц с работы.
Приходишь в 12, выгребаешь из паровика вчерашний шлак сверху и золу снизу, выносишь на улицу в бачках.
Идёшь в бойлерную, перекрываешь краники на душ и прочий внутренний водопровод.
Потом растапливаешь котёл дровами. Дальше – угля помаленьку, уголь разгорается, и топишь уже в полную силу углём.
Следишь за давлением на манометре. Если давление слишком большое, приоткрываешь дверку топки, давление падает.
Температуру в системе показывает градусник. Потихоньку ползёт вверх – 40, 50, 80.
В котельне начинает пахнуть паром.
Как раз к 5–6 вечера два бойлера нагреваются до кипятка, идёшь опять в бойлерную, открываешь краники, и горячая вода из бойлеров поступает в душ и на кухни.
Прекращаешь топить и можешь вообще отправляться домой. Для страховки топку можно приоткрыть на пару сантиметров или вообще распахнуть настежь, тогда уже точно ничего не рванёт, просто догорит и погаснет.

Зимой (осенью – весной) топили два других котла – средний и правый. При этом воду по системе гоняли насосы. Там была суточная работа, и в котельне постоянно гудели моторы. Очень привычный звук.
Привычных звуков было несколько.
1. Моторы.
2. Лязганье железа о железо.
3. Скрип открывающихся-закрывающихся заслонок.
4. Шкрябанье лопаты по углю или по полу.
5. Шурование, выгребание шлака-золы.
6. Стук в дверь с улицы.
7. Шаги за дверью комнаты – приближающиеся или удаляющиеся.

Зимой за давлением следить не приходилось, только за градусниками. Опять же можно было ориентироваться на запах. Если паром запахло, надо убавлять жар. Но это редко бывало. Держали температуру порядка 60, если не очень холодно. А в мороз уже следовало 80–90. Умеючи это было не так уж сложно. Однако же о том, как топили на самом деле отдельные мастера, надо отдельно и писать. Сейчас не об этом.

Ну так вот. У нас, стало быть, лето 1988-го. Паровик в работе.

Как-то раз Начальник говорит: "Я сваливаю (куда-то там), сюда приедут кино снимать, ты обеспечь им условия". Ну, хорошо.
Действительно приехала толпа киношников, давай обустраиваться. Дня три-четыре потом эти съёмки продолжались.
Я приезжал на работу пораньше, растапливал. Потом приезжали киношники, снимали сами себя.
В фильме было несколько эпизодов в кочегарке, где работал друг главного героя. Моя задача была научить артиста базовым профессиональным действиям.
Так что я сидел во дворе с книжкой или с гитарой (погода была хорошая), а они снимали и спрашивали что как, если надо было. Хотя ничего особенного и не требовалось. Ну и вдобавок я ходил время от времени подкидывать угля.
Не понравилось мне, конечно, что они обвесили все стены своими дурацкими соломками. На стол постелили скатерть, на диван набросили одеяло, лампу свою привезли, стул, посуду. Ладно, что ж. Теперь-то мне это особенно не нравится, потому что от старого интерьера мало что осталось даже на фото, тем более на видео. И можно было бы посмотреть сейчас, как там всё было тогда.

Я тогда был такой. Снято возле котельни, кстати. Со стороны Блохина, возле входа в общагу.



Фильм назывался ОПАСНЫЙ ЧЕЛОВЕК.

http://www.kino-teatr.ru/kino/movie/sov/4765/annot/

Режиссер: Игорь Шадхан
Сценаристы: М. Абелев, Игорь Шадхан
Оператор: Вячеслав Бабенков
Лентелефильм, 1988
Актеры: Леонид Дьячков, Михаил Глузский, Сергей Дрейден, Инна Варшавская

Жанр: социальная драма, трагикомедия, экранизация
По мотивам рассказа Е.Каплинской "Коробки, коробочки".


Целиком его можно посмотреть здесь:
http://www.youtube.com/watch?v=6zVAqdzAhu0

Хотя посоветовать это не могу, поскольку фильм совершенно перестроечный, о трудной судьбе снабженца.

Помню режиссёра Шадхана, он в кепочке разгуливал и режиссёрил. Сейчас почитал о нём, умер уже. Однако ж достиг великих высот.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D0%B0%D0%B4%D1%85%D0%B0%D0%BD,_%D0%98%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8C_%D0%90%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

И. Шадхан — автор и режиссёр первых фильмов «Власть» и «Вечерний разговор» о В. Путине, с которым с давнего времени состоит в товарищеских отношениях. За эти работы в ряде источников был назван «придворным режиссёром Путина».

Я сейчас подрезал всё лишнее, оставил нарезку на 12 минут – то, что в котельной, плюс самое начало и самый конец – где кадры из города.

Главного героя играл Леонид Дьячков.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D1%8C%D1%8F%D1%87%D0%BA%D0%BE%D0%B2,_%D0%9B%D0%B5%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%B4_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

Его друга-кочегара – Сергей Дрейден, он же Донцов.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D1%80%D0%B5%D0%B9%D0%B4%D0%B5%D0%BD,_%D0%A1%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B9_%D0%A1%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

…Сергей Симонович в память мамы назвался Донцовым, тем самым желая отделить работу в театре от работы в кино. К фамилии Дрейден он вернулся только в фильме "Русский ковчег»…

Про Дьячкова и его жену по фильму и по жизни грустный комментарий:

…Драматизм этому действу придает судьба исполнителей главных ролей – супругов Леонида Дьячкова и Инны Варшавской. Варшавская безвременно ушла через два года после выхода фильма, а Дьячков покончил с собой в 1995 году.

В фильме снимался и М. Глузский, но в котельню, к сожалению, не приезжал. В этих сценах он не был занят. Ему тогда было 79 лет, и через три года он умер, тоже летом, в июне.

Посмотрим кадры из нарезки наконец. Ради чего я всё это и затеял.

НАРЕЗКА
https://youtu.be/ebHEp9Vxy_s

Первый сюжет. Вот главный герой (ГГ) пробирается через кучи угля в котельную.



Снимали не у нас, не знаю где.

Вход в наш подвал выглядит у них вот так.



Следующий кадр уже у нас: друг ГГ – кочегар (К) при рабочих обязанностях.



Что мы тут видим. Топит он паровик. В руках у него наша любимая лопата. Она была нестандартная, очень лёгкая и удобная по длине в стеснённых условиях. Все ею любили пользоваться. Цой в другом кино тоже с ней. В дальнейшем протёрли её до дыр, пришлось выбросить, года три спустя. Вот эта лопата.



На заднем плане в кино открытые двери угольной, обитые алюминием. Они всегда были открыты, там брали уголь, который сыпался сверху, со двора, через проём, который закрывался деревянной крышкой.
Уголь привозили на самосвале и высыпали в районе этой дыры. Образовывалась высокая куча. А мы потом снизу скребком загребали его в угольную. Летом он сам сыпался, достаточно было ткнуть. А зимой замерзал, и приходилось долбить ломиком снаружи, продалбливать дыру вниз, и потом понемногу откалывать по краям. Так себе удовольствие. Я, например, приходил на смену и старался сразу надолбить и навалить вниз на сутки, чтобы потом уже не думать об этом. И после смены было этично оставить следующему кочегару хоть сколько-то, на одну растопку хотя бы. Можно было ещё с улицы таскать бачками к котлам, как на самой первой картинке (из журнала), брать с краю кучи, где он был не сильно слежавшийся.

Встреча друзей. Видно, что их освещают дополнительно. Так-то у котлов довольно темно. По технике безопасности было три маломощные лампочки на 36 вольт. 220 там нельзя было. Они часто перегорали, а брать их надо было у коменданта общаги – тёти Клавы.
Кстати, в этом фильме (в отличие от фильма про Цоя) все звуки студийные. Уголь с лопаты слетает без шума, топка закрывается без скрипа, пламя не трещит. Ну и кочегар в белых штанах - это вызывающе.



Угольная дверь вся истыкана, потому что были любители метать в неё топор и пику (это такая кочерга без загиба, чтобы шлак ковырять).



Угольная в фильме про Цоя. Дверь ещё не истыканная.



А тут слева красное пятно от топки.



В угольной навален всякий хлам. Трубы водосточные, знак "Переход". Я потом устроил там личный субботник, выкинул всё. Справа за стенкой вообще был завал крупногабаритного железа. Сейчас как раз бар на этом месте. Ещё и на полу был утоптанный за 50 лет слой угля сантиметров 30. Он как раз был нужен, потому что летом иногда заливало, и вода впитывалась в этот слой. Я его тоже однажды весь выскреб до бетона, потом пожалел, пришлось обратно засыпать всё мелкой крошкой и трамбовать. Крошки было много, потому что плохой уголь мы просеивали через кроватную сетку. Ставили её к дальней стене под углом. Бросаешь на неё уголь, крошка просеивается, а камушки скатываются вперёд. Главное было потом вынести крошку на улицу, не все это делали, приходилось порицать.

Кстати, вот и сетка. Это 1990-й. Уже повалили к нам эти самые, с цветами.



ГГ стоит в дверях в комнату. Над дверью заголовок из газеты ЗА ВСЁ ОТВЕЧАЕМ МЫ. Это наша бумажка, родная.



К с понтом смотрит на манометр. Моя школа!



ГГ осматривает комнату. На столе из нашего только плитка и чайник. Букет на столе! Это тоже фантастика.



Та же плитка, чайник уже другой вроде (они долго не держались, сгорали). И мы с Титей.





Сидим с Дрончиком на столе тут как раз.



Наш шкафчик за лампой. Вся стена закрыта соломками.





Слева дверь в бутербродную. На вешалке выходная одежда Дрейдена-Донцова.



Тот же вид.





Тем временем К схватился за кочергу. И схватился неправильно. Для задней руки на конце кольцо, за него и берутся все мыслящие кочегары. Ну и вообще, честно говоря, после того как ты подкинул угля, непонятно, зачем лезть в котёл кочергой. Ха-ха-ха!





Вот так надо.



Тут скребок, но принцип тот же.



Стул не наш, провода тоже киношные. На двери ещё какие-то пятна посторонние.







Тут ещё не наклеили классическую композицию из киноафиш, которые Фирсов привёз из Гурзуфа от Игорёши Бушланова. Вид тот же тем не менее.



Вид на комнату от паровика. В дальнем левом углу, за котлами, моторы. Там сейчас сцена.



Снято примерно оттуда же. Во время разрушения котельни для клуба пол опустили сантиметров на 30. В комнате это очень заметно – ступеньки образовались кое-где.



Начальник ломает котельню. Справа закрытый вход в комнату. Дверь домой утащил, что ли? Правый котёл уже вынесли, моторы тоже. В углу будущая сцена опять же.



Так разломали стену угольной, например.



Угольная сейчас.



Вид от комнаты. Где столы, там были котлы.



Стену закрыли капитально. Вообще не оставили ничего.



У нас-то было куда как красивее.







В цвете особенно.



Дальше на съёмках дверь в угольную решили закрыть.



Таких манерных чашек у нас не было. В основном стаканы из газировочных автоматов и чашки без ручек из кофеюшек – со всякими там грибочками и зайчиками. Долго не жили тоже.



А вот офигенный кадр. Справа влез кусочек Котельниковского зубастика, слева вверху фотка Башлачёва. И ещё попал краешек нашего красного плаката "Я русский бы выучил..." с "Хендриксом".



Вот Котельниковский рисунок.





А тут надо мной красный "Хендрикс".



Это он у меня дома сейчас, в гараже нашёл недавно.



Третий сюжет. Товарищи выходят из котельни. Во как. И оказываются уже в нашем дворе, а не в том липовом, который был в самом начале.



Это из фильма про Цоя. О! Тачка! Весело было её по ступенькам скатывать вниз, да. И обратно вытягивать потом.



Это 1990-й.



А это уже конец 90-х. Всю вековую кучу угля сожгли, когда перестали привозить уголь. Вообще перестали, у треста денег не было.



Тут справа стоял гараж. В фильме он ещё есть, а потом развалился. Потом на его месте была уличная сцена, но её тоже уже разобрали. И адские три трубы со стены давно убрали.



Если немного отвлечься, то на следующей фотке (после этой) Цой стоит справа от этой силикатной стенки, спиной ко двору.



Позади двор котельни, справа мутный гараж. Ещё виден забор с сеткой за спиной (на предыдущей уже глухой бетон). Здесь в сетке была дыра, и через неё мы как раз ходили на работу со Зверинской. Дальше будет хорошо видно этот проход в фильме.



На этом кадре ещё один котельный инвентарь – вторая нестандартная лопата. Она наоборот была больше обычной, громоздкая, и работать ею было тяжело. Разве что на улице.



Вот гараж во всей красе, на который меня Олька загнала как-то раз, объевшись черешен. Тут видно, что запрыгнуть на него справа было не так уж сложно. Мы вообще там загорали летом. С пивком.



Вот и дыра в заборе. Там какие-то левые люди идут с Блохина на Зверинскую. Слева от ГГ и К валяются коричневые секции старого разобранного котла.



Дальше забавный киношный момент. ГГ и К пошли сквозь забор от котельной, в сторону арки на Зверинскую. Потом кадр меняется – и они как будто идут дальше, а на самом деле – назад, от арки через двор мимо фонтана опять в сторону котельного двора. То есть на фото впереди глухой забор Зеленстроя (на месте Зеленстроя сейчас новый дом), а правее – как раз проволочный забор, сквозь который они оттуда вышли. Так что смотрят они дальше опять на двор котельной с умным видом.



Вон там сзади они и вышли со двора слева направо минуту назад.



Фонтан сейчас ещё более разрушился, только круг остался вроде. А это тот же фонтан из котельного журнала 1995 года. Это мы узким кругом поминали Цоя 15 августа, отдалившись от толпы посетителей.



Последняя часть. Посветлее. Дурацкая соломка вновь. Возле моторов поставили освещение. Наши лампочки на потолке не горят.



Собственно, на этом и всё по фильму. Мало что видно, но всё равно приятно.

Заодно несколько кадров из жизни среднего котла.

Это я полез чистить секции. А Димусик и Титя рады.



Цой, понятно.



Фирсов, понятно.



Я опять. Фоток мало вообще-то.



И правый котёл наконец. На всех кадрах одна и та же лопата.



А это вход в разное время.

Фильм про Цоя – всё завалено дровами для растопки. Бывали такие счастливые случаи. Чаще дрова приходилось собирать по помойкам.



Для сравнения – тот же вид сейчас.



Август 1990. Справа от центра народ наверху – это вход в бойлерную.



Начало 90-х.



Ноябрь 1992. Ещё всё вполне по-рабочему. За входом навален уголь над угольной дыркой.



Цой как раз перед угольной дыркой, она на уровне земли. Свежего угля нет, Цой всё спалил. только справа вековые залежи во дворе.



А это сейчас.



Ну и ещё всякие старые фотки изнутри.

Кусок стены над диваном. С флейтистом Лёшей Бояршиновым.



Кусок правее, ближе к углу. С Дрончиком.



Диня.



Олька, Панфилова и Любка.



Мы с Олькой на работе. Сверху манометр от паровика, на который смотрел артист Донцов. Со вспышкой стало всё виднее.



Сзади дверь в комнату.



Цой с правильным хватом при освещении лампочками и топкой.



Зеленстрой. Тут теперь новый дом. Забор в конце 80-х был зелёный деревянный. Всегда хотелось оторвать от него доску-другую на растопку, но было неловко. Соседи всё-таки.



Фирсов, вид в ту же сторону.



Вход в бойлерную.



Начальник ломает котельню под клуб.



Угол. Шкафчик хорошо виден, под ним Мамуля дрыхнет.



Олька у входа в комнату.



Начальник идёт по делам. Угля уже нет, плитки ещё нет, травка.



Цой в комнате у двери за столом. Вид из угла с дивана. Справа там Фирсов моет посуду. На стене Цоевский шарфик.



Широкоугольником от бывшего туалета. Сейчас туалет там, где был кочегарский душ.



И с дивана.



Ворота во двор с Блохина, справа от входа в общагу. Обычно были закрыты на замок. Приходилось перелезать. Или обходить через Зверинскую. Справа Зеленстрой. В глубине кадра уже бетонный забор – примерно с того места ГГ и К смотрели во двор, тогда бетона не было ещё.



Нынешний вид от бывшего душа.



Вот и вся история.



Факультативно. Напоролся сегодня на рассказ какого-то очень самоуверенного Знатока Цоевской Жизни о том, что Цой не был настоящим кочегаром и в котельне только сидел и играл на гитаре. А работал за него Фирсов. Ха-ха-ха!
Ну ладно.

Да. Фоток, кроме своих (от друзей), я надёргал из интернета. Не знаю, чьё авторство, можно там же, в интернете и найти.

UPD. Слово "котельня" завелось так. Одна нервная девица из общаги накатала на нас жалобу с текстом: "Прошу принять меры меры к работникам котельни..." После этого прижились и "меры меры", и "котельня". :)

И ещё всякое старое котельное видео.

Башлачёв поёт "Постой, паровоз".
https://youtu.be/4mrWBPXD6d8

Аудиозапись того же мероприятия. В общем-то, типичное времяпровождение на смене в котельной.
Хор: Цой, Башлачёв, Фирсов, Настя. Не Знаю, Африка пел или так сидел.
На другой записи с этого попса ещё были котельные звуки - чистка котла, подкидывание, скрип заслонки и моторы фоном. Но эту запись в сетях пока не нашёл.
https://youtu.be/BXzizMSSzzM

В конце Цой закидывает уголь с улицы в угольную. В начале – более поздняя съёмка с посетителями. При Цое их не было, разумеется. Т.е. это типичная экскурсия уже после августа 1990.
https://youtu.be/iiPMzthmmUM

Более длинный сюжет.
https://youtu.be/FVIjlbperU8


  • 1
Прочел с интересом. А то был там ровно один раз - как-то после БАНа заходили, что ли.

Да, там давно уже всё не так. А скоро, похоже, будет никак.

  • 1